Юлия Голонова в программе «Первого канала» об опасностях постковидного синдрома

Директор ЛОР клиники № 1 приняла участие в программе «Первого канала» об опасностях постковидного синдрома и одной из основных проблем, разрушающей качество жизни - потере обоняния. 

Врачи предупреждают: постковидный синдром едва ли не страшнее самого коронавируса

 

Привиться — минутное дело. А вот реабилитация после COVIDа может занять месяцы. Так называемый постковидный синдром приходит неожиданно, бьет больно и будто бы абсолютно рандомно выбирает места для поражения.

Медики признаются: скажем, проблемы с сердцем могут начаться и через полгода после самой болезни. И совсем необязательно, что у пациента раньше были на него жалобы. А еще — неврологические проблемы, сосуды, обоняние, и, увы, восстановиться полностью удается далеко не всем.

Рыба пахнет мылом, а мясо резиной. После COVIDа Наталья больше не чувствует привычный аромат курочки или жаренного стейка. Переболев в легкой степени, привычные запахи у Натальи так и не восстановились спустя 10 месяцев.

«Я порадовалась, что запахи возвращаются, но в какой-то момент я поняла, что это не те запахи», — рассказывает Наталья Новикова.

Палитра нарушений многообразна. Запахи пропадают, изменяются до неузнаваемости, усиливаются или появляются несуществующие ароматы. И хотя это не смертельно, качество жизни нарушается, и многие по-настоящему страдают, мучительно выбирая еду и теряя вес от недоедания.

У ее лечащего врача Светланы Копишинской больше тысячи пациентов в России и за рубежом. Она в постоянном контакте с медиками со всего мира, нарушение обоняния изучает 16 лет. И сегодня ученых остро волнует вопрос, почему только 12% людей после встречи с COVIDом обязательно получат проблемы с восприятием запахов.

«Наша задача, во-первых, найти этих людей, и если есть возможность профилактической терапии, то осуществлять ее как можно раньше», — говорит невролог, доцент кафедры неврологии Кировского медицинского университета Светлана Копишинская.

Ведь нарушение обоняния негативно влияет на артериальное давление, частоту сердечных сокращений, работу иммунной системы. Невозможность наслаждаться вкусом пищи приводит к нарушениям пищеварения. По данным медиков, примерно у 30% людей, потерявших обоняние, наблюдаются симптомы депрессии и других тяжелых психических расстройств.

По одной из версий, вирус, попадая в верхнюю часть носа, связывается с поддерживающими клетками обонятельного нейрона, разрушая их. Дальше нервный импульс блокируется и не предается в головной мозг. Информация не поступает, и наш компьютер сбоит, не различая многообразие ароматов.

На протяжении полутора месяцев Евгений Сергеенков пытался восстановить утраченные запахи при помощи обонятельного тренинга.

«Нужен определенный набор тех веществ, которые в первую очередь есть в памяти. Простые вещи: лимон, корица. И начинать следует с них», — рассказывает Евгений Сергеенков.

Словно заново обучая нейроны головного мозга воспринимать привычные ароматы. Клетки постепенно восстанавливаются и после воздействии лазеро- и магнитотерапии. Ольга Соснова прошла целый курс физиопроцедур в Московском национальном медцентре реабилитации.

«Отечность ушла, и я сплю лучше. Мне легче спать, ну, запахи уже появляются. Настоящие. Те, которые были», — рассказывает Ольга Соснова.

Однако стандартного лечения ковидной потери обоняния пока не существует. Восстановление у всех проходит индивидуально и в разные сроки. Однако медики советуют при нарушении обоняния более четырех недель за помощью обратиться к специалисту. ©